ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ: Переезд Поисковой службы в Гамбурге

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Мы переезжаем

Trace the Face -
Онлайн-поиск по фотографии
Family Links Poster
Trace the Face -
тoже на Facebook 
Ссылка на международную сеть Службы розыскаFamily Links Network

Ближайшее отделение Розыскной службы НКК:

С помощью системы Trace the Face 16-летняя девочка нашла отца, которого считала мертвым

Айша Х.* думает, что ее отца уже нет в живых. Он пропал в середине 2013 года, ночью, на границе между Ираном и Турцией. И вот она сидит с мамой в офисе Биргит Кох в нюрнбергском отделении Службы розыска НКК. На экране компьютера сменяются фотографии незнакомых людей. Мама Айши всматривается в них, крепко сжав руку дочери.

В начале сентября 2015 года Айша с мамой Саидой*, тремя сестрами и братом прибыла из Афганистана в Германию. Их бегство длилось два месяца и 24 дня — Айша помнит абсолютно точно. В Германии они подали прошение на предоставление убежища..

Спустя всего несколько месяцев ее глаза сверкают, она улыбается и, кажется, совершенно забыла о том, чего стоило сюда добраться. Айша носит платок, штаны и бежевый шерстяной свитер.

Это была уже вторая ее попытка убежать из Афганистана. В 2013 году провинцию П. покинула вся семья: мать, отец и восемь детей — четыре мальчика и четыре девочки в возрасте от 3 до 15 лет. Захид*, отец Айши, долго служил в афганской армии, которая тесно взаимодействовала с размещенным в стране международным военным контингентом. В последнее время он стал часто получать угрозы с требованием прекратить сотрудничество с «неверными». Один из сыновей из-за этого был подвергнут пыткам.

Весной 2013 года семья приняла решение отправиться в опасное путешествие в неведомое — в Германию или Швецию. Добравшись на автобусах и автомобилях до границы между Ираном и Турцией, они вместе с другими беженцами спрятались и стали ждать удобного момента для перехода через границу.

Когда наконец большая группа людей отправилась в путь, один из беженцев наступил на мину. Поднятые по тревоге иранские пограничники нашли их. Во время побега семья разделилась, и отцу с тремя сыновьями удалось попасть в Турцию. Айшу с матерью, тремя сестрами и младшим братом арестовали иранские солдаты. Шесть месяцев они провели в тюрьме, а затем были депортированы из Ирана в Афганистан. На волю судьбы.

Прошло некоторое время, прежде чем Захид и трое его старших сыновей узнали, что остальные дети с матерью не смогли перейти границу.
«Контрабандист, который переправил нас из Ирана в Турцию, сказал, что моя жена с остальными детьми уже находится на пути в Стамбул, где мы сможем встретиться. Мы поехали в Стамбул, но там их не было».

Отец с сыновьями несколько месяцев напрасно потратил на поиски в Стамбуле.

«Контрабандисты разместили нас в квартире. Когда я уходил, сыновья оставались там — контрабандисты боялись, чтобы я не убежал, не рассчитавшись», — рассказывает Захид.

Через месяц после приезда в Стамбул появился один «полицейский», как Захид обычно называет всех представителей власти. «Он сказал, чтобы мы должны либо просить убежища в Турции, либо идти дальше в Европу. Мы отправились в Германию».

Захид с тремя сыновьями добрался до Баварии и подал прошение на предоставление убежища. В Федеральном ведомства по делам миграции и беженцев он узнал, что Красный Крест помогает искать пропавших родственников. Через учреждение для первичного приема беженцев и переселенцев Захид обратился в Службу розыска НКК. В феврале 2014 года его фотография была опубликована на веб-сайте Trace the Face Международного Комитета Красного Креста со стандартной простой подписью: «Я ищу свою семью».

С тех пор его фотография была свободно доступна в Интернете. Теоретически, жена и дети могли увидеть ее по возвращению в Афганистан. Если бы, конечно, у них был доступ к Интернету. И компьютер. И если бы хоть кто-то из них умел читать. До приезда в Германию никто в семье не умел читать.

Саида Х., которая с детьми вернулась в Афганистан, вспоминает:

«После возвращения из Ирана мы не поехали в родной город, а остались жить у родственников в Кабуле. Мой муж пропал без вести, и я уже не надеялась когда-либо его увидеть. Было очень трудно. Мы — хазарейцы, а это значит, что мои дочери обязаны выйти замуж за настоящих афганцев — пуштун. Но я этого не хотела. Я не хотела отдавать своих дочерей».

Проведя два года в Кабуле, Саида вместе с детьми снова отправляется в Германию. В этот раз все сложилось удачно: через два месяца и 24 дня они прибыли в приемный лагерь в Баварии. Кто-то из сотрудников посоветовал им обратиться в Красный Крест для поиска потерянных родственников. Возможно, ее муж и сыновья все еще живы и находятся где-то в Германии? Вместе с Айшей, которой к тому времени исполнилось 16 лет, Саида записалась на прием в отделение Службы розыска НКК в Нюрнберге.

Сентябрь 2015 года. В нюрнбергском консультационном центре Службы розыска Биргит Кох с Саидой и Айшей просматривают фотографии на веб-сайте Trace the Face. Вдруг Айша видит лицо своего отца. Мать также узнает его, вскакивает со стула и закрывает рукой рот, чтобы не закричать от радости. Это он!

После Рождества семья наконец-то встретилась в приюте для беженцев в небольшом баварском городке. Стульев не хватает, кто-то сидит на кроватях, кто-то на полу. Оглядываясь назад, Айша не может вспомнить подробности. Она отважно улыбается, тянется рукой к отцу, будто хочет что-то сказать, но затем встряхивает головой и закрывает глаза. Она встает и выходит из комнаты, чтобы скрыть слезы. Что тут говорить? Просматривая в сентябре фотографии на сайте Trace the Face, они боялись, что отец мертв. И вот он — здесь в Баварии, совсем рядом, как быстро выяснила Биргит Кох.

Вскоре после этого семья наконец-то снова собралась в полном составе. В 2013 году десять человек покинуло Афганистан, и вот спустя два года все они в полном здравии встретились в Германии! Четверо детей уже ходят в школу и первыми в семье учатся читать и писать — по-немецки. Захид мечтает о работе в автомастерской. 16-летняя Айша тоже выбрала себе профессию: «Полиция», — говорит она с уверенной улыбкой. «Полицейские помогают людям, и я хочу помогать».

*Имя изменено редакцией.